V 1.3.8

Такой же, как я

Автор: Joe McCauley

На основе м/ф “The Lion King” © The Walt Disney Company. Создан под впечатлением от эпизода из "Jungle Flame" fan-fiction Адриана Росси (Adrian Rossi).

Перевод: Beltar.

Благодарности за помощь: Infernus, Athari, Si.mha.

Иллюстрация: Infernus.



Симба оглянулся. Приятный прохладный ветер шелестел в траве и листьях близлежащих кустов. С одной стороны от него, не далее броска камня, были густые джунгли; с другой возвышалась пара холмов, и трава переходила в пустыню. Между всем этим было несколько деревьев и камней разных размеров.

Обычно ему было неплохо с Тимоном и Пумбой, но они то и дело начинали его раздражать или ссорились то по одному, то по другому поводу. В таких случаях он искал место, чтобы скрыться от них, и это было его любимым. Иногда он приходил сюда не из-за Тимона и Пумбы, а чтобы уединиться, или просто потому, что ему здесь очень нравилось. Больше всего он любил лежать на небольшом плоском камне, на вершине небольшой возвышенности, или рядом, на земле, где обычно было прохладнее. Здесь он мог слышать все окружающие его звуки, чувствовать все запахи и далеко видеть в любом направлении – кроме джунглей, где этому препятствовала густая листва. Единственным недостатком этого места было отсутствие тени, а почти со всех затененных мест обзор был намного хуже, или у них были иные недостатки. Но в этот день дул ветерок, и отсутствие тени не было проблемой.

Мысли Симбы блуждали, он думал о том, как приходил сюда месяцем раньше. Тогда было невыносимо жарко, ветра не было, и он решил пойти в джунгли поискать место попрохладней. Найдя протоптанную зверями тропинку, он решил пойти по ней, надеясь, что она выведет его к пруду или еще куда-нибудь. Пока он шел, послышался какой-то шум. Он остановился, чтобы прислушаться, и, ничего не услышав, тихо пошел дальше. Но не успел он сделать и нескольких шагов, как из-за ближайшего дерева выскочила пантера и угрожающе зарычала. Он вздрогнул.

– Убирайся отсюда, – прошипела она.

– Прошу прощения, – ответил Симба. – Я только искал местечко попрохладней.

– Поищи в другом месте, – огрызнулась пантера. – Убирайся отсюда! Убирайся!

Симба был озадачен, почему это животное, которое он ни разу не встречал, ведет себя так агрессивно, особенно если учесть, что справиться с пантерой для него не проблема. Потом он заметил, что ее соски были полны молока, и все понял. Это была мать, защищающая своих – возможно, только что родившихся – детенышей.

– Ладно, ладно, – ответил Симба, поворачивая назад. – Я ухожу.

Уходя, он инстинктивно следил за ней краем глаза и заметил, что она, прежде чем вернуться к детенышам, некоторое время шла за ним – не слишком близко, но на расстоянии достаточном, чтобы убедиться в его уходе.

Мысли Симбы вернулись к реальности. «Сегодня победа за ней. Место, где я встретил ее, не очень далеко в джунглях – даже здесь она может подумать, что я на ее территории. Может считать джунгли своими, но здесь, на открытом пространстве, – одно из моих любимых мест, и его я так просто не уступлю». Он повернулся к джунглям – посмотреть, не наблюдает ли пантера за ним откуда-нибудь из подлеска. Ее нигде не было, но увиденное поразило его. Из-за камня, лежащего у входа тропы в джунгли, на него смотрели три маленькие черные головки. «Великолепно, – подумал Симба. – Пантера наверняка пойдет искать своих детей, увидит меня и снова разозлится». Хотя он не особенно боялся ее, желания конфликтовать вновь у него не возникало.

Затем Симба кое-что придумал. Он встал, стараясь не обращать внимания на детенышей, и потянулся передними лапами, оставляя на песке следы когтей. Он надеялся, что после этого один его размер заставит детенышей убраться в джунгли. Сделав круг, он посмотрел в сторону камня и увидел всего одну голову. «Прекрасно, два из трех – не так уж плохо», – подумал он и снова улегся на место. Однако через некоторое время он снова посмотрел в сторону камня и опять увидел три головки. Симба опять встал, более заинтересовано посмотрел в сторону камня и сделал пару шагов к нему. Две головки исчезли, но третья продолжала следить за ним. Симба сделал еще несколько шагов к ним и услышал хруст листьев: два детеныша убежали в джунгли, но третий только вздрогнул.

Ах ты, маленький упрямец!

Симба пошел дальше и остановился только когда был на расстоянии броска от камня, за которым спрятался детеныш. Детеныш пантеры смотрел на него с любопытством, не показывая никакого страха. Наконец его голова исчезла, но вместо того, чтобы присоединиться к остальным, он вышел из-за камня – посмотреть на Симбу поближе. Теперь Симба не знал что делать. Его кошачьи инстинкты приказывали ему убить детеныша, но он был выше простого следования инстинктам и не хотел убивать без веской на то причины. Он уже видел смерть в своей жизни и не испытывал никакого желания быть причиной еще одной.

Детеныш стоял перед ним и смотрел на него с любопытством.


Пантера была на охоте, добывала пропитание себе и своим детям, но почувствовала: что-то не в порядке, и вернулась проверить. Она нашла двух своих дочерей, нервно бегающих вокруг логова, и они быстро сообщили, что у их брата проблемы. Опять этот лев! Она знала, где он обычно лежит, и помчалась туда. Не успела она отойти далеко, как застыла в ужасе от того, что увидела. К ней шел лев. В пасти он держал Матвану за загривок. Инстинктивно она приготовилась к бою, готовая сделать все необходимое, чтобы обезопасить своего детеныша. Но то, что лев сделал потом, поразило ее. Внимательно следя за ней, он аккуратно опустил Матвану на землю. Матвана, очевидно, не пострадавший, шагнул к матери, затем остановился и оглянулся на льва. Не сводя с нее глаз, лев опустил морду и подтолкнул детеныша в её сторону, после чего Матвана пошел к ней.

Она не знала, что делать. Лев, который ведет себя так дружелюбно по отношению к ее детенышам! Она не ожидала такого поведения от другого хищника, особенно от самца.

После того, как Матвана ушел к логову, она повернулась и пошла за ним. Ух, как она его отругает! Но лев по-прежнему оставался для нее загадкой.

В течение следующих дней Симба думал о любопытном детеныше, особенно из-за того, что когда-то сам был во многом похож на него. Любопытный, озабоченный изучением окружающего мира, готовый показать всему миру кто он – не боящийся ничего. «Такой же, как я, – думал Симба, – когда я был в его возрасте». Но Симба получил несколько жестоких уроков, о которых этот детеныш даже не подозревал. Неужели он не представлял себе, что мир опасен? Симба никогда бы не тронул детеныша, но он знал, что следующее животное, которое тот встретит, может быть не столь дружелюбным, или будет даже радо съесть его.

Прошел месяц, и Симба снова пришел на свое любимое место. Солнце сияло в безоблачном небе, дул слабый ветер, но жарко не было. Теперь он не мог не думать о детеныше, его матери и остальном выводке каждый раз, когда приходил сюда, но не видел никаких следов их присутствия, когда был здесь два дня назад. Сегодня, тем не менее, он услышал слабые голоса.

– С ума сошел? Он может тебя убить!

– Нет! Помнишь, что он сделал в прошлый раз? Он принес меня назад к маме.

– Не важно. Он может быть опасен!

– Да! Ты слышал, что говорила мама об остальных животных!

– Ну… Я не боюсь его. Я думаю, он хороший.

– А что если ты ошибаешься?

– Да, он может тебя убить.

Потом голоса стали тише, их разговор время от времени прерывался полной тишиной. Во время этих пауз он мог иногда видеть то одного, то сразу нескольких детенышей смотрящих на него из-за того же самого камня, где он встретил их раньше. Они были больше, и их головы высовывались выше, когда они смотрели на него.

– Что ты орешь! Он сейчас смотрит на нас.

– Ладно, но он же к нам не идет.

– Может, он боится мамы?

– Он? Быть такого не может. Он в два раза больше ее.

– Да, так что нам лучше быть осторожнее.

– Он не собирается обижать нас. Спорим, я могу выйти и поговорить с ним.

– Да, правильно! Теперь ты точно потерял последние мозги!

– Нет, смотрите!

– Если ты это сделаешь, то ты точно болван!

– Да, я маме скажу!

– Иди, стучи, а я скажу ей, что ты делала вчера у пруда

– Так не честно! То было совсем другое!

– Я вам покажу. Смотрите!

Детеныш вышел из-за камня и сделал несколько шагов по направлению к Симбе. Он явно вырос с момента их последней встречи, но все равно был очень маленьким. Детеныш остановился достаточно близко к джунглям, чтобы иметь возможность убежать, если Симба будет преследовать его, и начал искать признаки агрессии.

Какое-то время они изучали друг друга. Убедившись, что Симба его не тронет, детеныш подошел ближе. Он подходил ко льву медленно и осторожно, но не показывал страха и остановился только когда был прямо перед Симбой.

– Привет, меня зовут Матвана. А как тебя?

– Меня Симба. Что тебя сюда привело?

– Я просто хотел поговорить с тобой. Ты, похоже, очень хороший, но мои сестры думают, что ты опасен. Это правда?

Симба посмотрел в сторону камня и увидел его сестер, наблюдающих за ними.

– Нет, но я, возможно, сказал бы то же самое, если бы был опасен.

Матвана на мгновение задумался.

– Да, но я знаю, что ты не хочешь причинить мне вреда. В прошлый раз ты принес меня назад к моей маме. Помнишь?

– Да, я помню, – ответил Симба. – Хорошее место, не правда ли?

– Да, неплохое, – сказал Матвана оглядевшись. – И все же мне больше нравится в джунглях.

– В джунглях хорошо, но мне лучше на открытом пространстве.

Матвана опять задумался.

– По-моему это странно, но думаю, ничего страшного.

– Твоя мать знает, что я иногда прихожу сюда?

– Не знаю, – ответил Матвана. – Она ничего не говорила об этом. Она вообще постоянно беспокоится о том, как уберечь нас от животных, которые могут быть опасными для нас.

– Возможно, она права, – сказал Симба.

– Но это так скучно, – пожаловался Матвана. – Она никогда не берет нас с собой ни на охоту, ни посмотреть на что-нибудь – вообще никуда.

– Так ты занимаешься этим, когда ее нет.

– Ага, это так весело.

«Действительно, такой же, как я», – подумал Симба. Ему нравился детеныш и он не хотел, чтобы кто-нибудь навредил ему, но кроме как не трогать Матвану самому, что он мог сделать?

Симба продолжал говорить с Матваной и в то же время думал о своих злоключениях. О том, как он хотел быть смелым, пошел в темное место, куда отец запретил ходить, его едва не убили – тогда ему на помощь пришел отец – и больше всего о том, как отец спас его второй раз, но при этом погиб сам. Его отец больше никогда не поможет ему. С тех пор воспоминания об этом постоянно мучили его. Симба считал, что слишком уж жестокими были эти уроки жизни, и никому не пожелал бы пройти через это.

Сейчас Симба смотрел на детеныша, который был копией его самого до того, как все это случилось. Его мать хотела, чтобы с ним было все в порядке, и предупреждала его об опасностях, как в свое время предупреждали Симбу его родители. Но, как и он, Матвана не считал эти предупреждения очень серьезными, по крайней мере, пока они исходили от родителей. Что он мог сделать, чтобы они дошли до детеныша?

Пантера заметила двух своих дочерей наблюдающих за чем-то, и когда она подошла, то была шокирована увиденным. Матвана разговаривал с этим львом сидя на расстоянии, где тот мог его легко достать.

– Как долго он там? – прошептала она дочерям.

Детеныши не слышали, как подкралась их мать, и были напуганы: они тоже не должны были уходить далеко от логова и вполне могли попасть в беду. Но они быстро заметили, что мать больше беспокоится о Матване, чем о них.

– Да уж порядочно, – ответила одна из них.

Она вздохнула. Это был тот же лев, что в прошлый раз принес ей Матвану, и ее сын был с ним уже достаточно долго. Если бы лев хотел убить его, он бы уже это сделал, так что она не слишком боялась за своего сына. Что ее действительно волновало, так это то, как научить этого негодника опасности жизни в джунглях – сейчас это будет вдвое труднее. Почему ее сын так рискует? Почему этот лев пришел сюда, в конце концов? Ей оставалось только наблюдать, пока не станет абсолютно ясно, как действовать в создавшейся ситуации.

Симба в очередной раз посмотрел на двух других детенышей – по-прежнему ли они наблюдают за ними? И был удивлен, увидев наблюдающую за ним пантеру. Она, похоже, понимала, что он не представлял для ее сына угрозы, но, тем не менее, выглядела обеспокоенной. Пока Матвана смотрел в другую сторону, Симба посмотрел на его мать и слегка улыбнулся, подмигнув. Она, похоже, удивилась этому, но Симба повернулся к Матване и уже не смотрел на нее.

– Твоя мать говорила тебе, что большие кошки делают для защиты своей территории?

– Немного. А что? – ответил с любопытством Матвана.

– А то, что самцы убивают детенышей других крупных кошек, живущих на этой территории. Таким способом они избавляются от будущих конкурентов за еду.

Матвана посмотрел на Симбу.

– Да, но ты хороший. Я знаю, что ты такого не сделаешь.

– В самом деле? – ответил Симба. – Почему ты так уверен?

Матвана начал немного беспокоится.

– Да… но ты до сих пор так хорошо ко мне относился...

Симба угрожающе улыбнулся ему.

– Может быть, у меня есть и другая сторона, откуда тебе об этом знать.

– Симба! – нервно крикнул детеныш и начал отходить. – Не делай так.

Симба посмотрел на его мать, затем спрыгнул со скалы, приземлившись всего лишь в нескольких дюймах, от Матваны, и зарычал. Матвана отпрыгнул в ужасе.

– Помогите! – закричал он, убегая от Симбы не в ту сторону.

Симба начал преследование, примеряясь к скорости детеныша и оставляя между ними небольшой разрыв – догнать маленького детеныша для него не составило бы труда.

Матвана пробежал полкруга до того, как подоспела его мать и встала между ними, оскалившись на Симбу.

– Беги, Матвана! – закричала она.

Затем она зарычала и бросилась на Симбу, нанося ему удары лапами по морде, пытаясь вцепиться ему в горло. Симба сразу заметил, что ее удары были не очень сильные, она не выпускала когти, а ее попытка вцепиться в горло выглядела довольно вяло. Напряжение спало, когда она увидела, что он делал – он так же защищался, издавая такие звуки, и с таким выражением морды, как будто все это было по-настоящему. Когда Матвана добежал до своих сестер, он остановился, запыхавшись, и обернулся посмотреть на происходящее. Его мать и Симба продолжали борьбу, пока не остановились, глядя друг на друга.

– Сейчас же домой! – приказала пантера своим детям, не сводя глаз с Симбы.

Они исчезли в джунглях, не смея не подчиниться матери в такой ситуации. Она осторожно направилась к месту, где тропа входила в джунгли. Не доходя до него остановилась, присмотрелась и прислушалась, желая убедиться, что детеныши шли куда надо и не могли ни увидеть, ни услышать ее. Потом повернулась и посмотрела на льва, которого, как она теперь знала, звали Симба, и нежно улыбнулась.

– Спасибо, – сказала она тихо.

Симба улыбнулся в ответ.

– Пожалуйста. Я хотел попросить тебя об одной услуге: когда он достаточно вырастет, чтобы понять, скажи ему, что я прошу прощения.

– Обязательно.

– Я только хотел преподать ему один урок.

– Серьезно? Почему?

– Однажды тебя не будет, чтобы помочь ему, если у него будут проблемы.

– Возможно, ты этого добился. Знаешь, ты мог убить меня.

Она какой-то момент смотрела на Симбу, и выражение ее лица изменилось. Что заставило этого льва поступить так? Какие секреты скрыты в его прошлом?

Пантера вздохнула.

– Мне лучше пойти к моим детенышам, пока они не вернулись за мной.

Затем она исчезла в джунглях.

Позднее Симба плакал. Матвана был очень дружелюбен, и у него просто сердце разрывалась, когда он думал, как напугал его. Но пусть лучше Матвана боится его, чем не боится кого-нибудь, кто может его убить. Или хуже – сломить. Почему мир иногда так жесток? Жизнь была бы намного проще, если бы все существа были более дружелюбны. «Когда-нибудь, – думал Симба, – когда он будет старше, я вернусь и лично извинюсь перед ним, и мы снова станем друзьями. А пока у него, по крайней мере, больше шансов, что этот день наступит.

Эпилог

Симба так и не получил возможности восстановить дружбу с Матваной. Вскоре после последней встречи с Матваной и его семьей, он вернулся туда, откуда пришел – встретить свое прошлое, так долго мучившее его. Его взгляды на жизнь сильно изменились после этого, но он по-прежнему думал о детеныше пантеры. Отчасти он сожалел, что поступил так с Матваной и думал о том, что еще он мог бы предпринять в той ситуации. Но эти воспоминания также напоминали ему, как отвратительна была тогда его жизнь, и как сильно она с тех пор изменилась. И все больше мечтал о возможности снова увидеть Матвану.